Тоскана. Дорога к Возрождению

>2008-07-05

Типичный пейзаж региона Кьянти . 

На северо-западе Италии, под самым отворотом ботфорта Апеннин лежат двадцать три тысячи квадратных километров земного рая — одна из двадцати областей страны, Тоскана. Столица Тосканы — колыбель Возрождения — Флоренция. Но нет, в Тоскане нужно пробовать все, ибо здесь работа найдется для всех ваших пяти — нет — шести чувств. Только ленивый или тот, кто еще не побывал там, не произнес фразу «я тоскую по Тоскане», ведь человек, побывавший в раю и вынужденный его покинуть, неизбежно будет туда стремиться всю оставшуюся жизнь. Пейзажи и города Тосканы как будто (нет, действительно!) сошли с полотен Беноццо Гоццоли (Benozzo Gozzoli, 1420–1497) и Перуджино (Pietro Vannucci detto Perugino, между 1445 и 1452 — 1523), исторические ее центры — Сиена, Пиза, Сан-Джиминьяно, Лукка и Вольтерра почти сплошь внесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, а от одних называний «Кьянти», «Монтепульчано» и «Монтальчино» пьянит так, что, казалось бы, и пробовать здешнее вино уже не нужно.

По Кьянти вверх и вниз

Даже если находишься на Апеннинах недолго, скоро начинаешь здесь жить, а не гостить. Отправляясь исследовать Италию, довольно скоро понимаешь, что в этой стране не получается быть туристом. Поэтому мы взяли напрокат машину и ехали по холмам Тосканы, стараясь ночевать в ее главных городах, останавливаться на обед в живописных поселениях и не забывать выходить, чтобы насладиться природой.

А где не растет виноград, простираются подсолнуховые поля, в которые рано или поздно надо выйти, чтобы для разнообразия пообниматься с подсолнухами, а не с Кьянти, — по пути в Сан-Джиминьяно. По пути из Флоренции в глубины Тосканы мы наткнулись на гигантские бутылки с Кьянти, стоящие в ограде очередной энотеки. Виноград сопровождает вас здесь везде, любых расцветок листьев — от салатового до цвета чистого изумруда. С ними можно обниматься, не пригибаясь, как с любимым человеком, но это потом: сначала — отведать и купить вина с собой.

Башня в Сан-Джиминьяно.

Безбашенный город башен

А в этом небольшом городе на данный момент башен сохранилось четырнадцать. Сан-Джиминьяно — город особый. Почти все башни в Италии, за исключением здешних, — соборные колокольни. Подобно многим другим городкам на горках, оно обнесен стеной-парапетом, и находясь там, на высоте, еще подумаешь — для защиты населенного пункта построена стена или для того, чтобы жители не падали в окрестные виноградники. Так поступали не только тут, но в других городах ими, видимо, чаще приходилось пользоваться и они не дожили до наших дней. В Сан-Джиминьяно каждое уважающее себя семейство строило башню как символ богатства и готовности защищаться. Продвигаясь по серпантинам и пережив качку, заставляющую вспомнить о море, мы приближаемся к Сан-Джиминьяно. Это поселение, как и почти все интересные места в Тоскане, было основано этрусками.

Fina, Seraphina), потрясшая своих сограждан стойкостью в борьбе с болезнью. В возрасте десяти лет ее поразил неизлечимый недуг, но Фина не сдавалась — шила одежду для бедных. 396), прославившегося героической обороной города от полчищ гуннского полководца Аттилы. Заложенный в III веке до н.э., Сан-Джиминьяно в X веке появляется в хрониках с пояснением, что местечко названо так в честь второго архиепископа Модены святого Джеминьяна (St. В конце XII века его посетил Данте Алигьери (Dante Alighieri, 1265–1321)  в роли посла от флорентийских гвельфов к местным (италийские области долго терзало противоборство между двумя политическими группировками здешнего же, тосканского, происхождения — гвельфов и гибеллинов). Кого только ни видели стены и башни города! Geminianus, род. ок. Через пять лет ее разбил паралич, но святая только радовалась своему приближению в страданиях к Спасителю, и наконец вершиной ее мученической карьеры стало нападение крыс, которых она не могла отогнать. Веком позже здесь родилась будущая святая Фина (Серафина) (St.

Уже в XIX веке Сан-Джиминьяно открыли прародители современного туризма, и до сих пор под сенью четырнадцати башен проходит во много раз больше приезжих, чем местных жителей (последних немногим более семи тысяч). Город долгое время процветал и был независимым, но в середине XV века эпидемия чумы ослабила его и заставила подчиниться Флоренции.

Драматизм событий, связанных с Сан-Джиминьяно, забывается, когда смотришь на местные праздничные керамические изделия, на которых изображены подсолнухи, рыбы, маки и травы: кажется, краски готовы соскочить с блюд, горшков и ваз, чтобы отпечататься на сетчатке глаза навсегда.

Дух высокого вольтеррьянства

Как и во многих других городах Тосканы, в Вольтерре есть музей пыток (Museo della Tortura) — видимо, для контраста с радостной природой и городским пейзажем. Алебастровые прозрачные лампы, сувенирные джинсы и сорочки, кружева, доски для резки сыра, подсвечники, пепельницы, вазы…. В городе царит настоящий культ этрусков (еще бы, здесь есть настоящая этрусская арка, которую приводят во всех путеводителях как классический образец доримского приспособления для прохода через стены) и — алебастра, добываемого в горе. Но нам предстоит отправиться еще выше — в Вольтерру. Если ваша голова при подъеме все-таки закружилась (Вольтерра находится более чем в полукилометре над уровнем моря), то для начала садитесь на очередную стену-парапет и утешьтесь видом с горы: внизу уже желтеет, а не зеленеет, ведь в июле нивы уже сжаты.

Вид на окрестности Вольтерры с городской стены.

Медичи для верности выстроили себе под Вольтеррой Виллу ди Спедалетто, но, пожалуй, еще интереснее этрусские гробницы, которые обнаружили в окрестностях города. Политическая история Вольтерры также была бурной. Заложенное еще в неолитические времена поселение пережило и этрусков, и римлян (с тех времен сохранился амфитеатр), побывало резиденцией епископа и постоянно оставалось предметом интереса флорентийцев, всё время ее завоевывавших. Но в 1530 году Флорентийская республика даже формально прекратила свое существование, и Вольтерра, как и большая часть нынешней Тосканы, подпала под власть семейства Медичи. На археологические находки Вольтерры (среди них тысячи архаических и эллинистических урн) можно полюбоваться в здешнем этрусском Музее Гварначчи.

Сиена: слоны, утки и другие звери

После того как представители контрады слона выкрали уток — «тотем» контрады утки — и на центральной площади вырвали из них, живых, крылья, судьба на сорок лет отвернулась от «слонов». Есть в Тоскане город, в который безоглядно влюблены многие. Все горожане плакали и смеялись. Слоны не выигрывали знамя и чувствовали себя униженными вплоть до 2005 года, когда проклятие за глупость и жестокость как будто было снято с них. Контрады — это исторические районы, названные в честь животных и соревнующиеся друг с другом в традиционной конной гонке-драке палио на центральной площади города, во время которой необходимо отнять у соперника знамя. Столица одноименной провинции Сиена, тоже некогда основанная этрусками, с ее горками, узкими улочками и невероятно стильными бутиками, наполненных манекенами в ярких галстуках, знаменита больше всего соперничеством своих контрад.

По ночам в Сиене бьют барабаны, факир глотает огонь, в фонтане на площади живой голубь пьет воду из пасти каменной волчицы (той самой, что выкормила Ромула и Рема), а сама площадь устроена в форме раковины. Невероятно узкие улочки вьются ужами, поднимаются и опускаются, на стенах красуются непонятные чугунные кольца на уровне головы, а машины припаркованы так, будто их спустили на пятачки-пригорки при помощи вертолета.

Сиена — очень модный город. Концентрация итальянских яппи в элегантных костюмах, рассекающих по улицам-колодцам на мотоциклах, несравнима с другими городами Тосканы. А в толстых стенах средневекового здания скромно прячется лучшая мясная лавка в обитаемой вселенной, где можно отведать колбасу мортаделла (с оливками), унести с собой строганину из дикого черного вепря, купить сушеных белых грибов и, конечно, маслин.

Во глубине каменных лабиринтов контрады дракона прячется Fontanina del Drago — Драконий фонтан. В 1947 году этот искусственный водоем сделали «крестильней» для младенцев: окуная детей в воду, их как бы посвящают в коммуну. Это крестильный фонтан, но, как ни странно, не церковный.

Мозаика на полу Сиенского собора. По преданию, Сиена была основана сыновьями Рема, племянниками Ромула Асцием и Сением. Ромул заложил Рим, а убитый им Рем успел дать жизнь паре близнецов. Несмотря на то, что Капитолийская волчица умерла, так и не увидев молочных внуков, она стала официальным символом Сиены. Но на самом деле город возник в раннем Средневековье. Фото автора

Но в 1348 году Сиену поразила эпидемия чумы, а потом разразился политический кризис, и на такой масштабный проект не хватило ресурсов. Сиенский Дуомо («купол» — как зовутся многие итальянские соборы) появился здесь в XII веке и был задуман как самый большой собор христианского мира: Сиена стремилась доказать свое превосходство над Флоренцией и другими соперниками. Направление запад-восток не смогли возвести, но горожане не стали сносить недостроенные части. В 1357 году работы были остановлены. Потому основная ось здания с тех пор так и идет с севера на юг, что для христианских соборов не характерно.

Собор знаменит выложенным на полу лабиринтом — по нему ищущий Света прихожанин должен проползти на коленях (если, конечно, ему удастся это сделать среди толп туристов). Полосатостью колонн Дуомо напоминает знаменитую мечеть в Кордове, а высоко-высоко, под сводом, — бюсты почти всех Пап. На стенах фрески Доминико Гирландайо (Domenico Ghirlandaio, 1449–1494), а на полу изображены животные — символы тосканских городов, Гермес Трисмегист и дельфийская сивилла.

Уже за чертой города стоит еще один мощный замок Медичи, в подземелье там устроена энотека, можно выпить кофе в идеальном кафе под деревом и полюбоваться на твердыню — одну из многих медицейских крепостей, которыми они, словно обивку мебельными гвоздиками, прибили территории Тосканы к своей вотчине — Флоренции.

Притяжение земли

За честь считаться первыми поселенцами в лагуне, образуемой слиянием рек Арно и еще одной, до наших дней не сохранившейся, впадавших здесь в Лигурийское море, спорили пеласги, этруски, греки и, собственно, лигурийцы. А вот кто основал Пизу, историки не знают до сих пор.

Или на собор, который только-только проклюнулся, и еще вырастет — какие его годы? Склонность строений на Площади чудес к падению объясняется слабым грунтом, на котором их заложили. Пожалуй, не меньше башни способен покорить человека пизанский баптистерий, похожий то ли на шлем богатыря, загнанного в землю ударом палицы, то ли на белый гриб. Город, кажущийся крайне несимпатичным и прозаическим, вдруг выносил эти три жемчужины чистейшего белого цвета, на непонятно откуда взявшемся обнесенном средневековой стеной зеленом поле Пьяцца деи Мираколи («Площадь чудес»). Если бы собор (XI века), баптистерий (крупнейший в Италии; середина XII века) и колокольня (а правильнее — кампанилья — так называются отдельно стоящие колокольни; конец XII века) даже и не падали, все втроем, они бы все равно были прекрасны. Пиза — апофеоз несоответствия города и знаменитого храмового комплекса. Площадь назвал так поэт Габриеле д’Аннунцио (Gabriele d’Annunzio, 1863–1938); настоящее название у нее более прозаичное — просто Пьяцца дель Дуомо (Piazza dell Duomo).

Фото автора Баптистерий на Площади Чудес в Пизе.

Почему-то мурашки по спине. А над рекой Арно по пути к комплексу стоит небольшой готический храм Тернового венца (Santa Maria della Spina; начало XIII века) и беспощадно впивается остриями своих шипов в воздух.

По дороге

Это очередной образчик всеядности талантов итальянцев, даже в монашеских рясах. Прохлада. А где-то внутри стен живут те, кто, помимо подвигов схимы, организовали производство меда, вина, оливкового масла и сувениров из древесины оливы с удивительным теплым запахом. Уединенно и можно погрузиться в мысли о вечном. Свечи толстые, белые и тоже лилейные. Монахи-бенедиктинцы построили свой бастион в Кольтибуоно веке в девятом, и когда думаешь о том, что успело набушевать в окрестностях за прошедшие девять столетий, еще больше уважаешь этих отшельников, покровитель которых, святой Лаврентий, с черепом в левой руке и с белой лилией в правой, осеняет обитель. В пустынной церкви монастыря настигает запах лилий. Монастырь Бадья а Кольтибуоно (Badia a Coltibuono) находится в самом сердце провинции Кьянти, ибо, как мне показалось, сердце в провинции Кьянти везде, и везде в жилах его течет красное вино. Если вам позволит время — заскочите в монастырь Кольтибуоно на высоком холме.

Прямо из стен домов на вас будут смотреть мадонны, а римский амфитеатр давно стал в Лукке главной площадью города. тоит позволить себе заложить небольшой крюк и заехать на Понте Диаболо — Дьявольский мост невероятной красоты и крутизны, при отражении в воде достраивающий полукруги своих арок до идеальной окружности. Разъезжая дорогами Тосканы, заезжайте пообедать в Радду — очередной город на горке, где вы еще раз убедитесь в том, что в Италии произведением искусства является все, даже моцарелла с помидорами. Не забудьте заглянуть и в Лукку — город с крепостной стеной и земляным валом. Это там стоит знаменитая башня, на вершине которой растут деревья.

Отправляйтесь и вы.Динара Дубровская, 05.07.2008 Фото автора «Вокруг Света» а то и загадочно улыбающихся, как на статуэтках, этрусков. Почему-то я все время представляла на этих дорогах посреди зелени, гор, подсолнухов, винограда, рощ и каменных строений то суровых римских легионеров, то кондотьеров, то Чезаре Борджиа с Леонардо да Винчи в обозе, то Медичи, объединяющих Тоскану… Напоследок — два слова о пейзажах. Об итальянской дороге я мечтала не меньше, чем об итальянских городах, городках и деревушках, и мы ее получили сполна, взобравшись на изрядное количество тосканских гор, спустившись накатом с не меньшего их количества и просвистев сквозь них туннелями.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.